(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({ google_ad_client: "ca-pub-7451038609611319", enable_page_level_ads: true });
Июн 16

Глава «Поединок с Джинном» из книги «Мурзилкины Сны». Виталий Грузиньш

Poedinok s Dzhinnom

 

                                         Поединок с Джинном

 

Прямо передо мной, на расстоянии метра, была решётка. Вернее, это была двухстворчатая решётчатая дверь в комнату хранения оружия. Над ней висел прибор сигнализации с яркой лампочкой красного цвета. Было темно, а единственным источником освещения была эта лампочка, красный свет которой придавал окружающему меня помещению жуткий вид.

Я понял, что нахожусь в центральном проходе казармы, в которой прослужил полтора года срочки. Как только я узнал помещение, сразу появилось привычное для меня в те годы чувство тревоги и желание куда-нибудь убежать или спрятаться.

Мгновенно вспомнив расположение казармы, я мысленно сориентировался: я стою лицом к оружейке, значит, слева от меня находятся умывальник и туалет; справа — спальные отделения; прямо за моей спиной — входная дверь, за которой был выход на строевой плац.

Первым моим душевным порывом было желание выскочить в дверь и через плац, бегом на КПП, и вон из этого проклятого места! Однако я совпадал с собой, сделал глубокий вдох-выдох и плавно повернулся на 180°, оказавшись лицом к выходу на улицу.

Слева от двери висел плакат. На этом месте обычно висели агитационные плакаты-памятки: «Раз в год и палка стреляет! Десантник, ставь автомат на предохранитель!» На этот раз надпись была другого содержания и смысла: «Десантник, помни, ты обречён!»

Фон плаката был жёлтый, а надпись была красного цвета, и выполнена через трафарет. Под слоганом был нарисован висельник в петле, одетый в камуфляж. На груди, под кителем, была видна тельняшка, а на свесившейся на бок голове был голубой берет. Верёвка петли была как бы привязана к букве «о», в слове » помни». Особой жути этому плакату придавал красный свет от лампы КХО.

Вдруг слева, в темноте спальных помещений, за пределами освещения сигнальной лампы, я что-то… Не услышал, не увидел и не унюхал… Я почувствовал давление в висках, и перед моим внутренним взором пронеслась картина чего-то прячущегося в темноте казармы. Это было слишком!

Дело в том, что я никогда не боялся темноты, но с детства испытывал ужас от чувства, что в темноте помещений кто-то или что-то притаилось, и вот-вот на меня набросится. Всю жизнь я боролся с этой фобией и был уверен, что переборол этот страх, а теперь опять. Да так интенсивно и ярко!

Меня обуяла неконтролируемая ярость. Обернувшись, я схватил обеими руками стоящую возле решётчатой двери огромных размеров селекторную тумбу, называемую «пост дневального», и, снова обернувшись, метнул её в темноту.

С треском и скрежетом вырванная мной мебель полетела по коридору и скрылась из поля видимости, словно темнота поглотила её. Приготовившись встретить противника, я замер и стал прислушиваться. Ничего, ни звука. Тумба должна была наделать шума и грохота, не важно от столкновения или падения на пол. Ничего! Я был напряжён, как сжатая пружина.

В следующий миг из темноты послышался мягкий и мелодичный свист, ласкающий слух. Страх был таким, что меня затрясло, и я начал задыхаться. В момент, когда мне показалось, что я сейчас от ужаса отключусь, во мне что-то переключилось.

Переключилось буквально: где-то в глубине моей головы, примерно за переносицей, что-то щёлкнуло, и с диким воплем я бросился в темноту. Я бежал в кромешной тьме на звук свиста, навстречу неизвестному противнику.

Свист не становился громче, но в какой-то момент я проскочил его, и он стал доноситься не спереди, а сзади. Остановившись, я резко обернулся и затаил дыхание. Как только я остановился, свист прекратился, и воцарилась тишина, которая, казалось, давит мне на грудную клетку.

Свет от сигнализации теперь находился далеко от меня и казался небольшим красным пятнышком. Понимая, что оставаться в таком невыгодном положении опасно, я решил бегом вернуться обратно.

Как только эта мысль промелькнула в сознании, свет вдалеке пропал. Он не погас, его не выключили, но что-то его заслонило. Между мной и пятном света, на некотором расстоянии от меня, выросло что-то массивное и громоздкое и полностью закрыло свет.

Я стоял неподвижно, всматриваясь в темноту, но не мог различить ничего. Спустя какое-то время, я услышал впереди себя хихиканье. Такой тоненький детский смех. Не знаю, как я не умер на месте от разрыва сердца, но моё сознание пронзила мысль-искра.

Я знал, что это конец, что бояться больше нечего, и не осталось ничего, о чём можно жалеть или мечтать, желать или ненавидеть, ведь прямо сейчас я умру. Не было ни чувств, ни эмоций, только твёрдая уверенность…

Из моего горла лился прерывистый звук. Это был своеобразный свист: словно автоматная очередь, расстреливающая моего противника. Этот свист вырвался из меня не только вибрацией звука, но и ярко синими пузырями электричества.

Струя электрических пузырей ударила в стоящее напротив меня бесформенное и щетинистое нечто. Под напором это существо отпрянуло назад. Увидев это, я принялся интенсивнее извергать этот свой свист, что отразилось в скорости напора и увеличении пузырей энергии в размере и яркости.

Мой противник кинулся в сторону, но я стал преследовать его, «бомбя» своим свистом. В синем свете вспышек энергии я смог кое-как разглядеть противника. Пожалуй, самым точным сравнением будет гусеница. Огромная, жирная, волосатая, чёрная гусеница!

Также я осознал, что это мой сон. Я вспомнил, как разговаривал с Сократом, как он дал мне сведения о происходящем в иллюзии разума последние сто лет, как я после этого отправился на встречу с Кадын. Помнил я также, как проснулся с криком на своей кровати, затем, повернувшись на бок, снова уснул и оказался в казарме.

Вместе с пониманием того, что я нахожусь в иллюзии духа, пришло осознание моих возможностей. Я перестал издавать свой свист и подошёл к торчащему из стены рубильнику. В помещении царил полумрак.

Гигантская гусеница вздрагивала, лёжа на полу. Опустив рычаг рубильника, я вместе с поверженным врагом оказался на строевом плацу. Небо освещалось предрассветными сумерками. Кадын стояла рядом со мной и корчащейся на асфальте гусеницей. Слегка подпрыгнув, она пнула это существо в бок.

Poedinok s Dzhinnom

— Ты отлично справился, так держать!
— Мы договаривались не так. Нужно было устроить засаду.
— Ничего из засады не вышло бы, это очень хитрый чёрт.

Кадын ещё раз пнула гусеницу.

— Знаешь, скольких этот душегуб высосал досуха за эти тысячи лет?
— За тысячу лет?
— За тЫсячи лет! Это джинн!
— Он что, три желания исполняет?
— Нет, не исполняет. Я говорю не о сказках. В Коране всё о джиннах написано.

— Я не мусульманин, Кадын, и не читал Коран…
— Мусульманин — это приверженец религии, а Коран — это Писание! Как Библия, как Гита, как….а, Будда книг не писал….

— Причём здесь всё это?

— При том, что Писания — это единственное, что заслуживает внимания в иллюзии разума. Тебе следует прочесть все духовные учения, которые сейчас доступны в иллюзии разума.

— Обещаю, Кадын, если вспомню это своё обещание, то непременно так и поступлю. Так что там с джинном?

— Джинны — это одурачиватели людей, обманщики. Они могут манипулировать человеком без подселения. Их цель — сбить человечество с эволюционного пути.

— А подселение? Это ты о паразитах говоришь?
— Нет. Подселенцы — это демоны, низшие духи, вечно голодные и страдающие. Кстати, демоны — это люди… в прошлом, которых прельстили джинны.

— Как-то всё у тебя запутанно, Кадын.

— Нет же, наоборот! Вот, например, ни одного суицида не произошло без вмешательства джиннов.

— Ни одного? За всю историю человечества?

— Представь себе, да! У суицидников джинны высасывают их сознания в момент смерти, а пустой фантом, полный страдания и желаний, наполняют своим намерением. Так они создают демонов-подселенцев.

— Фантом — это привидение, что ли?

— Да, только… В иллюзии разума заблуждаются по поводу фантомов. Фантом — это энергетический отпечаток человека, внезапно подверженного сильным эмоциям. Например, ты в поединке с этим нашим дружком трижды выделял фантом, но твой новый духовный модуль и закалённая воля втягивали их обратно.

— Это когда меня охватывал страх?
— Да, когда ты был в ужасе.

— Значит ли это, что даже пока человек жив, его призрак может…ну..,.у человека может быть призрак при жизни?

— Конечно, и не один! Проблема ещё и в том, что после выделения фантомов в человеческом существе остаётся как бы дырка, и, попадая в ситуацию, аналогичную той, в которой выделился фантом, человек претерпевает обильные энергопотери.

— А можно как-то восстановиться?

— Да, для этого существует практика обратной связи: необходимо вернуться в точное место и время энергопотери. Затем вспомнить всё, до мельчайших подробностей, и в памяти вновь пережить инцидент. А когда фантом объявится, волевым усилием затянуть свою энергию обратно в себя.

— Звучит так просто…
— А ты посмотри вокруг, что ты чувствуешь?
— Душевный подъём и энергию.
— Вот видишь, а ведь ты даже не ставил себе цель вернуть энергию! Вот так это работает в иллюзии духа.

Действительно, моё отношение к этому месту изменилось: от полного отчаяния до резкого подъёма. Кадын сказала, что я не только не позволил выделяться новым фантомам, но и вернул себе потерянных ранее, во время срочной службы.

— Ладно, Кадын, давай к делу: как его убить?

— Отрубанием головы. Нужно подходящее оружие…

Лёжа на асфальте, гусеница вздрагивала и хрипела. Вдруг стала проявляться форма человеческого тела, поверх тела гусеницы. Казалось, что это два разных изображения, наложенных друг на друга. Я всмотрелся в его человеческую проекцию и узнал!

— Инопланетянин! Кадын, это инопланетянин!
— Нет, это джинн, самый настоящий землянин!

— Нет же, Кадын! Мы так его называли. Это капитан…., не помню фамилию. Он служил в штабе бригады. Мы его так называли из-за непропорционально-длинных ног и рук…Видишь? Вытянутое лицо и короткое туловище, а ноги и руки длинные и худые.

— Да, смешно…

Кадын продолжала что-то говорить, но я не слушал её, воспринимал инструкции, вспыхнувшие молнией в моём сознании.

— Повелеваю тебе, джинн, назовись!

Гусеница-инопланетянин начал корчиться и рычать, уставившись на меня. Я заорал на него, повторяя свой приказ. Сдавшись, джинн назвался.

Громко и отчётливо произнеся его имя, я выхватил свой кинжал, с рукоятью из оленьего рога, который, как оказалось, висел у меня на поясе, и одним ударом снёс ему и человеческую голову, и верхнюю треть гусеницы. Человеческое тело растаяло, а разрубленная гусеница растеклась по плацу и тут же засохла тоненькой плёнкой на асфальте.

— Ну, ты прям рыцарь-джедай!- Кадын смотрела на меня, скрестив руки на груди. Я почувствовал, что сейчас перейду в иллюзию разума.

— Кадын, только в следующий раз не нарушай договорённости. Ты обещала подобрать кого-нибудь….

— Да, обещала, посмелее и потолковее. И подобрала!

Она подмигнула мне. Я засмеялся, и всё пришло в движение. Меня засосало в иллюзию разума.

Глава «Поединок с Джинном» из книги «Мурзилкины Сны».

Автор Виталий Грузиньш

Читать следующую главу «Гнозис»

Читать книгу с самого начала

Содержание книги «Мурзилкины Сны»

Poedinok s Dzhinnom

автор Администратор Блога \\ теги: , , ,


Написать ответ

Страница 1 из 11