Июн 06

Поддержите пожалуйста сайт и поставьте лайк!!! стрелка

Neljogkoe rasstavanie

 

                                    Глава V. РАССТАВАНИЕ НЕ БЫВАЕТ ЛЁГКИМ

 

– Быть может, останетесь? – спросил на прощание Высокая Скала Ландруса. – Вот и погода портится…

А сам подумал, тая скромную надежду: «Глядишь, немного распогодится, и немцы передумают».

Однако весь вид форштеера выражал, что он не намерен отказываться от своих намерений. Внезапно Гюнтер достал из кармана затрёпанную книжицу, потряс ей, а затем стал судорожно листать страницы:

– Вот… смотри, как святой Марк передал в Евангелии слова Христа: «Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою»! Зачем мы начали это путешествие в зиму? Ведь это погибель!

И как я раньше не понял пророчество Христа, когда читал в той же главе о конце света: «Когда ветви смоковницы становятся уже мягки и пускают листья, то знайте, что близко лето».

Ведь ясно же упоминалась та летняя жара, которая сгубила недавно весь мир! Всё сходится!.. Там же чуть выше написано: «Предаст же брат брата на смерть». Так и получилось между нами, и мы теперь хотим от вас отделиться.

– Послушай, – воскликнул с горячностью Владислав, – но слова о зиме можно понять по-иному!

Гюнтер отрицательно покачал головой.

– Ну, коли так…– огорчённо промолвил вождь. Ему уже больше нечего было добавить. Он чувствовал, что все его доводы напрасны. И всё же добавил:

– Возьмите на всякий случай ракетницы – авось пригодятся.

Немец резко ответил:

– Wer lacht zuletzt, lacht am besten! (нем.- Смеётся лучше всех тот, кто смеётся в конце)

Затем перешёл на русский:

– Я почти уверен, что нет никакой Шамбалы, поэтому мы постараемся пережить плохие времена, вернувшись на Алтай. Там мы и создадим новою колонию – Сарепту Алтайскую, продолжив, тем самым, дело наших предков.

«М-да, натуральная «железная воля», – подумал удручённо Высокая Скала, силясь вспомнить, где он об этом в далёкой юности читал. – Ладно, сама жизнь нас рассудит».

*****

Владислава так и подмывало увидеть накануне вечером Грету, но она не появлялась из своей палатки. Наконец, он углядел-таки столь притягательный для него силуэт девушки, стоявшей к нему спиной подле саней. Видимо, Грета почувствовала его взгляд и обернулась. Грустно улыбнулась, и, когда Гюнтер отошёл собираться, приблизилась к Владиславу:

Neljogkoe rasstavanie

– Я не хочу уезжать, но брат настоял. Он сказал, что не верит, будто вы найдёте Шамбалу, и все мы можем погибнуть.

Мягкий, трогательный акцент девушки, тон её слов резали на куски сердце Владислава. Он с трудом сдерживал душившие его слёзы:

– Быть может… ты передумаешь? Я имею точные сведения, где находится Шамбала. И разве ты не знаешь, что сейчас творится в остальном мире? Там – полный хаос, голод и вражда.

Наступила пора, когда людям надо держаться вместе, поодиночке мы погибнем!.. Наконец, я просто не хочу тебя терять. Мы обязательно отыщем ту счастливую страну, и будем… вдвоём. Скажи мне «да», и я тебя никому не отдам!

– Прости, но я вынуждена подчиниться ему, как старшему в семье. Ведь с тобой, Владислав, мы практически ничем не связаны. А у меня, кроме Гюнтера, никого больше нет. Он меня очень любит, и моё сердце разрывается между ним и тобой. Ты действительно стал частью моей души. Но, к сожалению, вы не сойдётесь с ним характерами – он тоже лидер по натуре.

– Что ж, каждый решает за себя в этой жизни, – с отчаяньем сказал Владислав. У него защемило сердце в предчувствии не суливших ничего доброго событий.

– Прощай…

Они даже не могли обняться. Постояли напротив друг друга и разошлись.

*****

А с востока той порой наползали рваные, бесконечные тучи. И тёмно-фиолетовая мгла лишь слегка давала пробиться солнечным лучам. Повалил мокрый снег. Он падал всё чаще и чаще. Пушистые снежинки на лету склеивались, превращаясь в пушистые хлопья.

Была не самая лучшая обстановка для отъезда. Однако немцы упрямо придерживались своих намерений. Всё уже было готово: сани прицеплены к снегоходам, люди настроились в путь.

Neljogkoe rasstavanie

Никогда не терявший оптимизма Зигмунд подошёл к Свирепому Вепрю, пожал руку. Они успели сдружиться, неоднократно вместе охотясь. И теперь немец хотел сказать несколько слов другу. Он как бы испытывал чувство вины, за то, что покидает общину и желал её загладить:

– Извини меня, Иван, но я не могу по-другому поступить, бросив моих друзей. Nicht personalich! (нем.- Ничего личного)

– Да-да, Зигги, я всё понимаю. Бывает, что иногда так складываются обстоятельства, когда наступаешь на горло собственным желаниям, чтобы что-то осуществить. Главное – мы не расстаёмся врагами. Правильно говорю, дружище?

– Jajanatürlich(нем.- Да-да, конечно)

– Что ж, – продолжил Иван, – Как у нас говорят: «Вольному – воля, а спасённому – рай». Знать бы только, кого ждёт этот рай.

В ответ Зигмунд лишь досадой махнул рукой и после посмотрел на форштеера. В этот момент Ландрус жестом указал сестре на место позади себя на снегоходе. Она уселась, и он махнул рукой на прощание остающимся. Затем обернулся к своим спутникам и двумя пальцами показал вперёд:

– So weiter(нем.- Так держать!)

Итак, вопрос был закрыт окончательно. Моторы взревели, снегоходы понеслись вперёд. Постепенно удаляющиеся чёрные пятна превращались в едва заметные точки в пелене из белых хлопьев. И вот, наконец, эти точки совсем пропали.

*****

Отвратное чувство одиночества возникло у оставшихся общинников. Будто их предали, бросив на произвол судьбы. На какой-то миг Владиславу всё стало представляться не реальным, сном наяву.

Вождь стоял, словно оглушённый последними событиями, которые даже не давали хотя бы немного остановиться и осмыслить происходящее. Ведь на деле всё их каждодневное существование было настроено лишь на элементарное выживание.

Потому сама собой исподволь рождалась и нарастала неодолимая усталость. Душевная и физическая. И Высокая Скала понял, что аналогичное чувствуют остальные общинники, постоянно боровшиеся с невзгодами, недоеданием, врагами и непогодой.

Он ещё долго стоял в некотором ступоре. Вдруг его словно что-то толкнуло: «Зачем мне всё это надо, коли рядом со мной не будет родного человека? Я столько лет ждал, что кто-то будет рядом со мной, и вот… я его потерял! Что мне делать и ради чего жить?»

Его разум до того затуманился этим единственным чувством, что он уже не думал ни об общине, ни о цели их странствий. Владислав впервые потерял всякое чувство ответственности. Всё это теперь казалось бессмысленным: «Что я найду в Шамбале, если я буду жить без любви? Разве одинокий может быть счастлив в раю? 

Neljogkoe rasstavanie

Нет, я это не перенесу! А общинники… Что же, выживут и без меня». В этот момент парень не находил никаких доводов против, и ему хотелось лишь одного – видеть возле себя Грету.

Высокая Скала повернулся и пошёл к палатке Васильича. Вошёл вовнутрь и произнёс:

– Андрей Васильевич, думай, что хочешь, но я должен вернуть Грету.

Егерь пожал плечами – он старался никогда не говорить лишнего. Отвёл глаза, но после всё же произнёс:

– Постарайся вернуться…

Высокая Скала схватил ружьё и выскочил наружу. Стал заводить «Буран». И в это время к нему подбежал Равиль:

– Я знаю, куда ты! Я – с тобой! Друзей не бросают!

Читать следующую главу «Нападение красных бестий»

Глава из книги «Шамбала — путь в никуда»

Автор Анти Фимас (Anti Phymas)

(Текст книги адаптирован под интернет)

Читать с самого начала 

Содержание книги «Шамбала — путь в никуда»

Уважаемые Читатели!!!

Эта книга — дебют автора. И работа над ней длилась около 6 лет.

Огромная просьба, не оставлять без внимание труд создателя и оценить произведение, поставив лайк (понравилось) или дислайк (не понравилось), либо оставить комментарий (критику, отзыв, вопрос и т. д…)!!!

От Души Благодарим Всех, кто не остался равнодушен к труду автора!!!

Миниатюры Похожих Записей:

автор Администратор Блога \\ теги: , , ,


Написать ответ

Страница 1 из 11