Июл 21

Поддержите пожалуйста сайт и поставьте лайк!!! стрелка

Jarost' Chjornoj Gory

 

                                                 Глава ХIII. ЯРОСТЬ ЧЁРНОЙ ГОРЫ

Владислав и Илларион уже в какой раз сверял маршрут с картой Учителя: показанное на ней не совпадало с реальной местностью. Вождь вытащил из футляра бинокль, и стал до рези в глазах вглядываться в окружающее пространство. Затем снова сверился с картой и понял: нет абсолютно никаких совпадений!

Илларион тоже недоумённо сверял карту с ландшафтом. Затем произнёс:

– Не пойму, почему карта не совпадает с местностью? Ведь в этом месте отец нарисовал возвышенность – главный ориентир на последнем этапе пути! Где она?

Высокая Скала почувствовал неприятный холодок в груди:

– Может быть, вон тот утёс? Правда, что-то он маловат…

Почесав в затылке, Илларион высказал предположение:

– Неужели, тут действительно было сильное землетрясение, и оно изменило местность?

По карте выходило, что Шамбала должна находиться уже почти рядом. Стоило перейти лишь возвышенность и спуститься в котловину, окружённую со всех сторон горами.

Далее среди скал должна быть расселина, через которую и проникаешь в заветную страну. На карте в этом месте рука Шацкого восторженно вывела: «Врата рая!».

Но никакого входа тут не было!.. Они попали в ловушку? И куда направляться, когда на исходе продукты и их терпение?

Посовещавшись, путники решили взбираться на седловину, чтобы оттуда осмотреться. 

*****

Наконец они одолели котловину. Опять ничего примечательного! Правда, с вершины перевала Владислав засёк в бинокль в одном месте нечто вроде пещеры – возможно, там можно было заночевать, прежде чем наступят быстрые горные сумерки.

Тогда общинники стали цепочкой спускаться вниз. Был достаточно солнечный денёк, и ничто не предвещало каких-либо неприятностей.

Они как раз продвигались рядом со снежным кулуаром одной высокой вершины (углубление на всю высоту склона шириной в несколько десятков метров; являются местом частого схода камнепадов и лавин).

Её основу составляли чёрные каменистые породы. И эти складчатые породы мрачно контрастировали на фоне снежных одеяний горя.

Jarost' Chjornoj Gory

Путники практически достигли подошвы чёрной вершины, и им нужно оставалось преодолеть противоположный склон кулуара. Такие места очень опасны своей непредсказуемостью. Равиль и Алиса шли в конце цепочки.

– Эх, – нарушил молчание Свирепый Вепрь, когда Владислав подошёл к ним, – что-то совсем уж грустно стало! Не спеть ли нам песню? Парня в горы тяни, рискни… – затянул он грубым голосом.

Илларион, шедший впереди, повернулся и отчаянно замахал руками, показывая наверх. Но было поздно.

Могучая вершина очнулась от вековой дремоты при сотрясении её покоев. Эхо, полетевшее к её вершине, вдруг отозвалось неким глухим и далёким гулом. Ведь малейший звук способен её разбудить, и гóре тогда путнику!

Разбуженная гора не привыкла прощать даже случайных беспечностей. Она разозлилась и встряхнула широким белым покрывалом.

Раздался жуткий грохот с самого пика – оттуда понеслась стремительная лавина, вздымая клубы сверкающей пыли. Громадная волна набирала ход, и ничто не могло остановить её ярость. Она сметала одинокие деревья на склонах и подхватывала большие камни.

Общинники помчались к выступу большой скалы, чтобы спрятаться за ней. Последними бежали Равиль, Алиса и Владислав. Счёт шёл на секунды, и лавина уже настигала их. Миг – и в снежном круговороте пропал отстававший Равиль.

Jarost' Chjornoj Gory

Вождь и девушка бежали к скале одновременно, однако завернуть из-за обломков камней вокруг мог только один. Алиса вдруг изо всех сил толкнула Владислава вперёд в укрытие. И тут же белая смерть схватила её длинной рукой и утянула вглубь снежного вихря.

*****

Высокая Скала вскочил на ноги, пытаясь осмыслить ситуацию. Почти все, включая Грету, были целы. Не хватало лишь Равиля и Алисы. «Нет-нет, они не могли погибнуть, – судорожно думал вождь. – Где ж их теперь искать?».

Лавина сошла очень широким фронтом, и опять наступила мёртвая тишина. К сожалению, было трудно определить, куда снесло несчастных – площадь вздыбленного снега превышала две сотни квадратных метров. Более того, их могло затянуть слишком глубоко под толщу снега, который спрессовался намертво.

К вождю подскочил Васильич:

– Ты жив?

– Надо найти Алису и Равиля… – не отвечая на вопрос, прохрипел Владислав. – Срочно! Из-за переохлаждения и недостатка воздуха они быстро погибнут под заносом.

– Я понимаю, но люди еле двигаются, и мы не сумеем их заставить делать что-то через силу.

Подошли остальные общинники. По их виду было ясно, что они действительно вряд ли смогут работать. Да и постоянная гибель соплеменников уже не так трогала прочих. Их чувства будто замерзли от постоянно присутствующих рядом опасностей.

– Хорошо, – процедил сквозь зубы Высокая Скала, – Васильич, ты поведёшь всех обустраиваться на ночёвку. Но кто-нибудь пойдёт со мной искать наших товарищей?

И все, превозмогая неимоверную усталость, согласились искать. Тогда вождь отправил троих человек ставить палатки, а между остальными распределил участки для поиска. Попутно они громко звали своих исчезнувших товарищей. Но ответом была только морозная тишина.

Постепенно начало смеркаться, а результатов не было. Спрессовавшийся снег был подобен бетону, и его с трудом можно было ковырять, проверяя возможные места. И Владислав безумно метался между сугробами вперемешку с камнями и ветками, альпенштоком прощупывая каждый участок. Бесполезно. Совсем обессилевшие они поплелись в лагерь.

*****

Jarost' Chjornoj Gory

На следующее утро вся дружина в полном сборе отправилась снова на поиски Алисы и Равиля. Правда, перед тем обнаружилось отсутствие Свирепого Вепря. Однако его никто не стал искать – всё было ясно без слов.

Уже истекло несколько часов. И вдруг Чёрная Рука громко позвал остальных. Нашлась рукавица девушки, и все стали лихорадочно обследовать место вокруг.

Почти сразу альпеншток Владислава наткнулась на нечто мягкое. Он вытащил палку и принялся осторожно разрывать снег. Пришлось копать смёрзшийся снег толщиной до полутора метров вглубь.

Вот появился полушубок Алиса, её ноги в унтах… Она лежала, свернувшись клубочком, до последнего, видимо, пытаясь согреться. Увы, ей это не помогло. Девушка лишь немного сумела раздвинуть вокруг себя плотный снег. Но выбраться самому из белой могилы человеку невозможно.

Рядом расплылось кровавое пятно. И поначалу все подумали, что девушка получала смертельную травму. Но нет, она намеренно нанесла сама себе рану ножом на руке. На желтоватом поле полушубка проступали буквы, написанные кровью: «Я люблю тебя… будь счастлив».

***** 

Высокая Скала впервые боялся кому-либо взглянуть в глаза, будто совершил нечто недостойное. Он отошёл прочь, сел на камень и опустил голову. У него едва не сдавали нервы – ещё чуть-чуть, и он не сможет сдержать проклятых слёз!

Кроме Алисы, для него не меньшей потерей была гибель лучшего друга – Равиля, с которым он особенно близко сошёлся за время похода.

Эта была та самая незримая связь, которая появляется из множества совместных мелких дел, когда каждый узнаёт, на что способен твой товарищ – в преодолении опасностей, распевании общих песен у костра, шутках, понимаемых обоими с лёту, и даже в обычной уверенности, что тебя не подведут.

Оно – это важное чувство – возникало и росло в результате вынужденного совместных действий, но разве настоящая дружба возникает в других условиях?

Конечно, Владислав мог положиться и на остальных своих спутников, однако это был, несомненно, его самый верный друг. Тот, который уже не однажды спас ему жизнь. Поэтому Высокая Скала был потрясён происшедшим как никогда. Никто и ничто сейчас не могло его утешить.

Через несколько минут к нему приблизился Васильич, тронул за плечо:

– Пора возвращаться на стоянку. Видимо, Равиля мы уже не найдём, а Алису нужно захоронить…

– Я никогда не прощу себе этого, – прошептал в оцепенении Владислав.

– Ты ничего не мог изменить, – тяжко вздохнул Васильич. – Так захотела она сама.

Jarost' Chjornoj Gory

И среди заснеженных скал выросли ещё два холмика из набросанных камней.

                                                                                 *****

Свирепый Вепрь стоял на краю пропасти, наклонив голову. Вот и всё. Для него долгое путешествие кончилось здесь. Он вновь превратился в того же простого Ивана, которым был когда-то до этих событий. Как он, опытный альпинист, мог совершить такую чудовищную ошибку?!

Столько раз, инструктируя других о таящихся в горах опасностях, он совершил одну из них сам. И он понял, что судьба неумолима – она часто ждёт тебя там, где о том даже не подозреваешь. Так вот оно – то самое, к чему готовили себя самурая с детства – принять смерть в самый неожиданный миг.

Он ушёл незаметно. Просто развернулся и пошёл прочь, когда понял, что именно по его вине случилось несчастье в общине. Он всё мог перенести ради близких ему людей – любые невзгоды и испытания, мог даже рисковать жизнью, если понадобиться. Но тут… Иван был бессилен.

Он понимал, что уже ничего нельзя изменить, и ему уже не место среди других. Когда-то он обучал пацанов в своей секции карате. И всегда показывал личным примером, как превозмогать боль, усталость и страх: «Вот какими должны быть настоящие самураи!»

Правда, тогда вопрос не касался самого главного – жизни и смерти. А теперь этот вопрос встал ребром, ибо законы бусидо – средневекового кодекса японских воинов, которые Свирепый Вепрь всегда чтил, ставили честь выше жизни. Он стал заложником своих же представлений о жизни.

Но разве иногда они не ст`оят того чтобы за них умереть? Люди часто гибнут ради своих идей или.. из-за своих идей. И бывший тренер должен доказать, что он не лгал – ни тем мальчишкам, ни самому себе.

Jarost' Chjornoj Gory

Впрочем, и жгучие угрызения совести не позволяли ему жить дальше. Он вспомнил собственные слова: «Воистину, не знаешь, где найдёшь, где потеряешь… Главная загадка для каждого человека, когда он умрет? И вот теперь открывается ответ на мою личную загадку».

Бездонная пропасть притягиваланеодолимой жутью, всматривалась в него, внушая дикую мысль: «Ты прыгнешь и полетишь, как птица…»

Да, просто про-пасть, упав в чёрную смерти пасть…

Иван глубоко вздохнул и посмотрел в сгущавшиеся сумерки. Правой ладонью он сжал клык секача на своей широкой груди. Его лицо исказилось яростью, и он вновь превратился в Свирепого Вепря. Сделал отшаг назад и после с отчаянным криком рванулся вперёд.

Читать следующую главу «Реальность миражей»

Глава из книги «Шамбала — путь в никуда»

Автор Анти Фимас (Anti Phymas)

(Текст книги адаптирован под интернет)

Читать с самого начала 

Содержание книги «Шамбала — путь в никуда»

Уважаемые Читатели!!!

Эта книга — дебют автора. И работа над ней длилась около 6 лет.

Огромная просьба, не оставлять без внимание труд создателя и оценить произведение, поставив лайк (понравилось) или дислайк (не понравилось), либо оставить комментарий (критику, отзыв, вопрос и т. д…)!!!

От Души Благодарим Всех, кто не остался равнодушен к труду автора!!!

Миниатюры Похожих Записей:

автор Администратор Блога \\ теги: , , ,


Есть 1 комментарий. к “Ярость Чёрной Горы”

  1. 1. Tatyana Говорит:

    Помимо указания на Чёрные горы как на ещё одно название Лесистого хребта в работе В. В. Агибаловой также встречается утверждение, согласно которому точно не понятно, называет автор

Написать ответ

Страница 1 из 11